О рыбалке, рыбе и отдыхе

В период прохода корюшки в Санкт-Петербурге проводится ежегодный «Праздник корюшки». Купил на неделе всеми восхваляемую корюшку. Не сдержался, что называется. Но так и не понял этих неумеренных восторгов. Нет, она вкусная, конечно, жареная. Но, во-первых, ее чистить замучаешься ибо мелка (допускаю, что это был не высший сорт:). Да и это не главное. Во-вторых, вкус…

В детстве мы часто летом ловили рыбу. Как правило, это были бычки-ротаны, плотва, окуни и прочие мелкие пескари. Благо прудов в Быково было много, и во всех водилась эта мелочь. Ну да, их чистить тоже сложно, но зато вот уж что вкусно, то вкусно.
Жареные просто объеденье, а еще мы их сушили, круче воблы, только там в сушеном виде есть особо нечего.

Было у нас в доступности четыре пруда, ну и речушка была — Македонка. Речка совсем маленькая, а еще и весьма болотистая местами. Рыбы в ней не было, зато на Вялках она была плотиной перегорожена и получалось весьма обширное озеро, изначально предназначенное для орошения полей. Однако же мы туда периодически мотались на велосипедах, искупаться, так как вода там была ледяная даже в самую жару и несмотря на свою мутность, чистой. Пляжей там не было, а дно представляло собой ил с водорослями, зато сразу от берега начиналась глубина по шейку, а то и с головой, ну и соответственно на дно становиться было не надо. Рыбу там, как правило, ловили профессиональной снастью, и мы даже не пытались со своими удочками лезть, и бычков там не было — ерши, плотва, окуни, щука и раки. Сейчас все поля там застроены, а во что превратилось озеро даже сложно представить.
По дороге к Вялкам был небольшой Опаринский пруд, практически идеально круглый, но совсем мелочь. Когда-то он был частью обширных Опаринских озер, которые были засыпаны, а пережиток прошлого превратили в круглый пруд с насыпью вокруг. В начале 80-х годов там было масса рыбы (бычки преимущественно), а также чистейшая вода с холодными ключами и песчаными дном и пляжем. Впрочем, сам пруд быстро утратил свой вид, зарос, рыба пропала, а мусора вокруг и в самом пруду было столько, что неприятно даже к нему приближаться. Недавно там был, он, извините, засран еще сильнее.
Картофельный пруд (судя по карте, он на самом деле называется Апариха) находился на расстоянии между Опаринским и Вялками. В последние годы оказался наиболее удачным местом как для купания, так и для рыбалки. Судя по всему искусственный водоем, как нам говорили, изначально предназначенный для орошения экспериментальных посевов вокруг. Там по периметру шел бетонный забор, в котором по мере приближения к XXI веку дырок становилось как в решете. Впрочем, уже на тот момент сами поля пустовали, а пруд был отдан на откуп дачникам. Окруженный песчаными пляжами с пологим берегом, пруд собирал отдыхающих со всех близлежащих районов. Рыбы там было немного — плотва да окуни.
Ну и самый ближний пруд, без названия или просто Быковский. Опять же до конца 80-х процветал, был чист и песчанен, с островом посередине, масса ротанов — только дергай, отличное место отдыха. Однако постепенно мелел и зарастал, к началу 90-х уже мало кто отваживался там купаться, однако рыба еще была, попытки очистить к успеху не привели, ибо загрязнять его успевали быстрее. Сейчас представляет жалкое зрелище.

Так вот, я о рыбалке. Поехали мы как-то купаться на Вялки. Приехали и смотрим — пруда-то нет, так, лужи одни, а по дну по пояс в иле бродят люди, ну вроде как сейчас модные грязевые ванны принимают. Оказалось, что пруд спустили, чтоб почистить — открыли плотину, и вода почти ушла, осталось кое-где по пояс или по грудь, но в основном эта глубина из ила состояла. А люди, что в этой грязи барахтались, на самом деле рыбу ловили руками. Она в ил забилась и пережидала катаклизм. Глупость, конечно, наверно после такой чистки пруд свою фауну несколько лет восстанавливал, но кто об этом думал.
Ну мы не будь дураками, тоже присоединились, зря что ли приехали. Залезли в эту грязь, поначалу противно, а потом азарт охватывает. Идешь по дну, руки расставил и водишь вокруг в иле. Хватаешь зашевелившуюся рыбку и в пакет. В общей сложности за час мы два здоровых целлофановых пакета окуней набрали.
Бродил мужик в одном сапоге и всех спрашивал – не находил ли кто второй сапог. Он, понимаешь, щуку схватил, да в омут оступился, сапог утопил и рыбу упустил. Теперь, мол, ходит и ищет хоть что-нибудь – хоть щуку, хоть сапог, а то домой не пустят.
Я тогда себе ступню стеклом распорол конкретно, заметил только когда на велосипед садился, а у меня кровь хлещет. В воде с илом даже боли не почувствовал, и никто, кстати, тогда насчет грязи как-то не заморачивался. Дома залепили и все.